• ru
  • fi
18+
Главная / Блогосфера / Просмотр поста
  • Почему до Петербурга добираются только самые отважные финские яхтсмены

    После нескольких лет затишья, связанного с международной политической обстановкой, финские яхтсмены вновь стали с интересом посматривать в сторону Петербурга. Особенно это было очевидно на выставке Vene Bat в Хельсинки в феврале 2017 года. Однако мечтать о развитии этого туристического направление в Северную столицу не приходится, пока на российской границе в Финском заливе не будут нормально функционировать пункты пропуска.
    b07254_d3a2dcacfce54b258ca73bbd5e61f015.jpg_256


    C 10 по 19 февраля в Хельсинки прошла крупнейшая в Северной Европе лодочная выставка VENE BAT (HELSINKI BOAT SHOW) 2017, ее посетило 75.000 человек. В ее рамках случилось очень важное для яхтенной жизни Санкт-Петербурга событие — впервые был организован стенд, привлекавший финских и вообще иностранных яхтсменов посетить город на яхте. Организатором стенда выступил АО Третий Парк, который в 2013 году открыл на принадлежащем ему Форту Константин пункт пропуска через государственную границу РФ для маломерных судов и вообще развивает Форт Константин как место активного отдыха, туристический центр и яхтенный порт.

    С одной стороны регулярно подходили пообщаться представители Федерации, с другой стороны — финские яхтсмены. Поэтому я получил полную картину того, как сейчас воспринимается идея туристического похода на яхте в Санкт-Петербург финской яхтенной общественностью.
    152172_c463a


    Как говорится, бывали времена и получше. Когда в декабре 2013 года финский парусный клуб Meri Karhut объявил на своем сайте о регистрации яхт в сборную эскадру для похода в Санкт-Петербург следующим летом, 50 яхт собралось за полчаса и еще практически столько же встало в лист ожидания. Никто не сомневался что на следующий год будет объявлен еще один поход, но этого не случилось. В 2014 изменилась политическая ситуация и желающих плыть к нам на яхте как то сразу стало меньше.

    Прошло три года. В феврале 2017 года политика в разговорах не всплывала. Посетители стенда с восхищением разглядывали на экране телевизора эффектные кадры гонок катамаранов Extreme Series на фоне Эрмитажа и «прохвата» звезды вейк бординга Дэниела Гранта по глади Невы, организованного вейк парком Кингвинч в рамках его мирового турне. В презентациях гордо отмечалось, что Санкт-Петербург получил награду World Travel Awards как лучшее туристическое направление в мире. Но оказалось, что все наши достижения и красоты разбиваются об один факт, делающий невозможным массовый яхтенный туризм из Европы в Санкт-Петербург. И этот факт — отсутствие нормально функционирующего пункта перехода границы РФ для яхт в Выборге и отсутствие такого пункта вообще на противоположной, южной стороне Финского Залива.

    В чем связь? А в том, что по всем европейским нормам и представлениям комфортный дневной переход на яхте не должен превышать 30 миль. «30 миль» — именно так называется проект Европейского союза по развитию водного туризма в восточной части Финского Залива. Он предполагает развитие 12 малых яхтенных портов в заливе — 6 в Финляндии и 6 в Эстонии, а также создание правил, инструкций и положений, обеспечивающих безопасность плавания и устойчивость развития в этих портах.
    650x486_lPQuq2Xqk6fro4223gRu

    Если идти из морской части Финляндии в Санкт-Петербург, порт Кламила будет последним в цепочке 30-мильных переходов. Дальнейший переход до Форта Константин — это 85 миль. 85 миль — это день и ночь. Или ночь или день. Но никак не день. При закрытом пункте пересечения в Выборге это автоматически и бесповоротно удаляет из списка возможных яхтенных туристов все семейные экипажи, пенсионеров и вообще всех тех, кто хочет отдыхать на яхте и наслаждаться путешествием. Остаются только любители приключений, экстрима, ночей в открытом море и т.д. А таких меньше, гораздо меньше.

    Нынешняя ситуация с Выборгом непонятна.
    Я не претендую на корректное освещение ситуации, так как не знаю деталей. С одной стороны, пункт не работает и, как известно, еще в 2015 году, чтобы провести караван из 8 финских яхт в Санкт-Петербург под эгидой Дирекции по развитию транспортной инфраструктуры Санкт-Петербурга и Ленинградской области, ее сотрудники лично выезжали в Выборг, чтобы организовать пересечение границы этими яхтами. С другой стороны, в 2016 году я лично общался с яхтсменами, которые смогли оформиться в Выборге. Это было непросто, но они смогли. Но даже если принять вариант «то работает, то нет», он не подходит. Нужно чтобы работала, как часы, как автомобильный КПП в Торфяновке, например. И так как финны уже знают, что сейчас там все непонятно, важно не только обеспечить четкую работу пункта пересечения, но и начать долгий и непрекращающийся процесс по информированию финских и других иностранных яхтсменов о том, что все стало хорошо.

    Ведь Выборг важен не только для переходов в Санкт-Петербург. Множество финских лодок идут, к примеру из городов морского побережья Финляндии (Хельсинки, Котка) на Сайменские озера и обратно. Идут по Сайменскому каналу, мимо Выборга. А могли бы и хотели бы остановиться. Погулять, сходить в ресторан — в общем потратить деньги. Но не могут, негде оформиться. А тут надо не только оформиться, а оформиться быстро. Ведь пока дойдут из Финляндии, пока дождутся — уже ночь. И денежки остались у яхтсмена, а не в казне города Выборга.
    yakhting


    Удивительно, но после Выборга цепочка яхтенных портов на комфортном расстоянии друг от друга снова возобновляется. Лавола, Йоханнес, Койвисто, Дубковая бухта, Терийоки предлагают как минимум стоянку, электричество и воду на причалах, а как максимум — отель, коттеджи, рестораны и даже СПА комплекс. Но иностранный яхтсмен при нынешней ситуации не может этим воспользоваться. Он сначала должен мимо этого всего идти на оформление в Кронштадт, на Форт Константин, а потом назад, в один из этих портов, а это неудобно и не всем хочется. Поэтому закрытый переход в Выборге лишает яхтенные порты Ленинградской области иностранных клиентов.

    Хотел бы тут отметить, что я работаю директором по развитию яхтенного порта Форта Константин и может быть справедливый вопрос, а чем я тут недоволен, ведь эта ситуация как раз мне выгодна. Все идут на Форт. Да, это так, но, во-первых, за державу обидно, во-вторых, пересечение границы бесплатно и дохода не приносит. А в-третьих — пусть лучше сотни и тысячи яхт идут через разные пункты перехода, чем десятки — только через наш. Ведь Форт — это уникальный культурно-исторический комплекс, экскурсии на теплоходе по фортам Кронштадта, лучший в России вейк-парк, уникальные виды, наконец, гостиница и ресторан — все это и так привлечет посетителей.
    a_1105_6097


    Теперь о южной стороне Финского Залива. Тут все совсем плохо. Нет не только пункта пересечения границы, но и ни одного яхтенного порта после Нарвы. Переход Нарва — Форт Константин не менее длинный, при этом надо пересечь Финский Залив. А ведь именно с этой стороны мы могли бы получить много богатых яхтенных туристов из Германии. Именно об этом постоянно говорят яхтсмены и яхтенные функционеры из Эстонии. В Эстонии вообще сделана ставка именно на немецкого туриста, которых много, они тратят гораздо больше денег, чем финны и путешествуют большими семьями, с детишками и собакой. Вот если бы немцы могли идти в Санкт-Петербург! — зажигаются глаза у эстонцев. Тогда Эстония стала бы местом одной из ночевок и получила бы свою прибыль. Но нет...

    Кирилл Разумов,
    директор по развитию яхтенного порта Форта Константин

 Написать комментарий ↓


Комментарии (5)

Для добавления комментария необходимо авторизироваться