• ru
  • fi
18+
Главная / Статьи и новости / Бизнес

Газопровод гражданского общества

Газопровод гражданского общества
Фото: Фото: nord-stream.com
18 марта 2011

До завершения строительства трубопровода «Северный поток» остаются считаные недели. Механические работы должны быть закончены к апрелю-маю, после чего начнутся экспертизы и проверки с закачиванием газа. К эксплуатации ветка будет готова в октябре. Строители Nord Stream'а гарантируют экологическую безопасность, по крайней мере, в первые пятьдесят лет использования. Больше того — при строительстве Балтийское море было немного «почищено» от затопленных боеприпасов.

До завершения строительства трубопровода «Северный поток» остаются считаные недели. Механические работы должны быть закончены к апрелю-маю, после чего начнутся экспертизы и проверки с закачиванием газа. К эксплуатации ветка будет готова в октябре. Строители Nord Stream'а гарантируют экологическую безопасность, по крайней мере, в первые пятьдесят лет использования. Больше того — при строительстве Балтийское море было немного «почищено» от затопленных боеприпасов.

На программы по экологической безопасности проекта «Северный поток» выделено около 140 миллионов евро. Как сообщил в своем выступлении на конференции «Санкт-Петербург - морская столица России» директор по согласованиям Nord Streаm AG Дирк фон Амельн, порядка 100 миллионов евро инвестировано в исследования и программы защиты, дополнительные затраты на мониторинг во время строительства и в первый год после его окончания составят еще около 40 миллионов.

При этом фон Амельн отметил, что негативное воздействие на окружающую среду, которое они стараются максимально компенсировать и нивелировать, "Северный поток" может иметь только на время строительства, возможно, при проведении ремонтных работ и текущего обслуживания. Сам же процесс транспортировки порядка 55 миллиардов кубометров газа по двум нитям общей протяженностью 1224 километра каждая, по заявлению представителя компании, не будет иметь никакого отрицательного влияния на окружающую среду. В том числе и благодаря особому многослойному строению труб, используемых при строительстве.
На настоящий момент, по словам Дирка фон Амельна, уже пройден этап финансирования первой фазы строительства в размере 3,2 миллиарда евро, в котором приняли участие 26 банков, и завершен поиск источников финансирования второй стадии. На нее потребовалось 2,5 миллиарда евро. Что касается непосредственно хода работ, то уже начата укладка нити от Готланда по направлению к России. Трубоукладка была начата в апреле 2010, сейчас строители достигли отметки 65 – до среза воды на российской территории осталось 65 км.

«Это был очень сложный проект, - добавил руководитель департамента экологического менеджмента Nord Stream AG Бруно Хэльг. - Трубопровод пересекает границы пяти стран, всего же в Балтийском регионе девять государств. У каждого из них свое законодательство, свои требования, свои нормативы. А по конвенции ЭСПО (принята 25 февраля 1991 в Эспо, Финляндия; вступила в силу 10 сентября 1997, устанавливает механизмы международного сотрудничества в области оценки воздействия всех крупных проектов на ранних стадиях планирования. — Прим.ред.) необходимо удовлетворять требованиям всех национальных законодательств и не нарушать конвенций Евросоюза».

«Россия, кстати, ее еще не ратифицировала, - вскользь бросил представитель Nord Stream и тут же смягчил высказывание, - но внесла очень большой вклад в проведение консультаций». По словам Хэльга, между российским законодательством и требованиями конвенции ЭСПО существуют серьезные разногласия, «но эти острые углы очень хорошо урегулировались и были найдены взаимоустраивающие решения». О механизмах сглаживания «острых углов» руководитель департамента экологического менеджмента рассказывать не стал.

По словам Хэльга, компания предпринимает все усилия, чтобы сохранить флору и фауну Балтийского моря. При прокладке трубопровода строители столкнулись с серьезными проблемами на немецком побережье — работы пришлось вести на мелководье (4-5 метров глубины), поэтому суда с большой осадкой при проведении работ использовать было нельзя. Кроме того, для работ в Финском заливе пришлось применять баржу, не имеющую якоря — чтобы не затрагивать лишний раз дно, поскольку именно здесь в годы Второй мировой войны был наибольший сброс боеприпасов. Всего на проекте работает около 30 судов, во времена «высокого сезона» их количество доходило до 100.

«Мы определили для себя приоритеты в работе, - рассказал Хэльг. - Первый из них — обнаружить боеприпасы и суда, оставшиеся на дне моря. Второй – минимизировать воздействие на них. Мы много раз изменяли маршрут, чтобы оставить в неприкосновенности затопленные суда, это объекты культурного наследия. Мы провели множество консультаций при выборе маршрута и по мере необходимости старались обойти места захоронения». «Мы зачистили коридор и идентифицировали 3 тысячи объектов, из них обследовано - вручную или при помощи видеоборудования - 2 тысячи», - перечислил он. При обследовании дна Балтики было обнаружено около сотни исторических судов, о большинстве из них не было даже известно органам власти соответствующих стран. В Nord Stream поясняют, что все объекты были обследованы, информация о них передана в правительство всех государств. «Мы работали с каждым судном, обходили их трубопроводом, был детально проработан порядок постановки на якорь, чтобы не повредить наследие. Проводили обследование до и после окончания трубоукладки», - рассказывают в компании.

С другим «наследием» - опасными объектами - пришлось разбираться кардинально. Всего при обследовании дна для строительства было обнаружено около 150 тысяч единиц боеприпасов. Мины в российских и финских водах были обезврежены профессиональными компаниями, отмечает Хэльг. В России ответственность за состояние морского дна лежит на правительстве страны, и все работы выполнены силами ВМФ. В Германии разминированием занималась организация земель Мекленбург и Верхнее Померанье. Снаряды вначале поднимали со дна и обезвреживали на берегу моря. «Всего в полосе маршрута нужно было обезвредить около 890 единиц, и это — очень малая часть того, что лежит на дне Балтики», - заметил Хэльг.

«На дне Балтийского моря хранится не только наследие двух мировых войн, - прокомментировал выступление Хэльга Андрей Лукошков, научный руководитель ЗАО «Балтийское морское общество». - Нам известны места затопления около 1500 боевых и транспортных судов. Кроме них лежат на дне почти 5000 самолетов и около 30 000 донных мин. Но самые опасные объекты морского дна — это подводные лодки, каждая из них несла до 4 тонн взрывчатки и около 60 тонн горючего. На дне Балтики их около 50 штук, причем 44 из них российские и советские. Семь или восемь таких лодок лежат в наших водах, в районе острова Гогланд, и их никто не ищет».
.
«Засоренность дна опасными объектами очень велика, - объясняет Лукошков. - В районе нефтяного терминала "ЛУКОЙЛа" в Выборге (боевые действия 41-го и 44-го годов) лежат 10 танков с боезапасом, масса торпед, бомбы, на мелководье - гранаты. На границе с территорией "ЛУКОЙЛа" - 4 бронекатера. В Ладоге - 6 барж, вывозивших вооружение советских частей. В Финском заливе - немецкий эсминец, который шел на донную постановку - таких 4 штуки в наших водах и 2 в финских. Лежат корабли, перевозившие донные немецкие мины, таких в нашей базе данных около 50».

«Опасны суда, которые перевозили большие запасы горючего, - отмечает Лукошков. - Например, известно, где в 41-м году затоплен танкер водоизмещением 10 тысяч тонн. Был заполнен нефтью, сейчас стоит на дне. Кроме того, прямо на трассе «Северного потока» находится бывшее финское минное заграждение. Обойти его было невозможно, пришлось взрывать».

Правда, рыболовной отрасли этот проект ущерб все же нанесет. «Мы проводили работу совместно с коммерческими рыболовными организациями, - сообщил Хэльг. - Достигнута договоренность о выплате компенсаций за временное нарушение рыбных запасов. Когда трубопровод будет уложен, надеемся, он будет выступать в качестве искусственного рифа, который будет привлекать рыбу в эти места». Однако в целом он оценивает ситуацию оптимистично: «Первые результаты мониторинга показывают, что мы воздействуем на среду меньше, чем предполагали. Высказывались опасения, что увеличится концентрация вредных и химических веществ, но этого не произошло». В Nord Stream уверены, что ущерба экологии Балтийского региона «Северный поток» не нанесет».
.
По мнению «зеленых», проект полезен прежде всего с воспитательной точки зрения. «У меня, как у биолога, целый ряд замечаний и вопросов к газопроводу, - резюмировал директор Балтийского фонда природы Рустам Сагитов. - Но должен заметить, что «Северный поток» очень сильно подвинул Россию к ратификации конвенции ЭСПО. Именно Nord Stream не побоялся вступить в переговоры с экологической общественностью, и хотя этот диалог был очень трудным, на него пошли. Сейчас вырабатываются компромиссные подходы по реализации этого проекта». «И в этом отношении деятельность Nord Stream для развития гражданского общества в нашей стране оказалась очень полезна», - считает эколог. К тому же не стоит сбрасывать со счетов и очистку дна Балтики, пусть и незначительную.

Кира Обухова, Ксения Потеева, "Фонтанка.ру"

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Написать комментарий:

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.