• ru
  • fi
18+
Главная / Статьи и новости / Авторские колонки

Карельские партизаны: война за линией фронта

Карельские партизаны: война за линией фронта
Фото: Архив Карелии (фото с выставки «Партизанские рейды» в Национальном музее Республики Карелии)
22 июня 2017 / Теги: История

Всего через три дня после начала Великой Отечественной войны боевые действия развернулись и на северных рубежах СССР - от Карельского перешейка до Мурманска. Сражения здесь, в карельской глуши, приполярной тундре и гранитных скалах Заполярья продолжались больше трех лет, а в освобождении этого региона от захватчиков значительную роль сыграли партизанские отряды Карельского фронта.

Посвящается памяти всех воинов Карельского фронта, пограничников, моряков, партизан – участников оборонительных боев в ходе финского наступления на Карельском фронте в 1941 году. Имена многих из них до сих пор неизвестны…

«Освободить земли карелов»

26 июня 1941 года президент Финляндии Ристо Рюти в своем выступлении по радио официально объявил о войне между Финляндией и СССР. В ночь на 1 июля финские войска перешли границу и вторглись на территорию СССР. 10 июля 1941 года главнокомандующий Вооруженными силами Финляндии, маршал Карл Густав Маннергейм, отдал приказ, призывая финских солдат «освободить земли карелов».

«Во время освободительной войны 1918 года я обещал карелам Финляндии и Беломорья, что не вложу меч в ножны до тех пор, пока Финляндия и Восточная Карелия не будут свободными...» - заявил Маннергейм.

Однако освобождение Карелии обернулось для финнов тяжелыми и кровопролитными боями. Карелы и даже финны, проживавшие на территории советской Карелии, не стремились к освобождению и стойко сражались на стороне СССР. Так, исключительное мужество и героизм проявили бойцы, сформированных из местных, 168-й и 71-й, стрелковых дивизий. Участники боевых действий с финской стороны вспоминали: «...над русскими тогда было принято издеваться, но это было зря, так как русский был настоящим солдатом. В котле на станции Криви пришлось их убивать в каждой ячейке, они вообще не сдавались. Он [противник] нам никаких подарков не делал, что показывает, что он вел бой и за свое Отечество».

Карелия партизанская

Фактически сразу с началом вторжения оккупантов в Карелии было развернуто формирование регулярных партизанских соединений, а 30 мая 1942 года при Военном совете Карельского фронта образован центр управления такими соединениями - партизанский штаб. К середине августа 1941 года в республике насчитывалось 15 отрядов общей численностью 1700 человек. Партизанская война в Карелии сильно отличалась от аналогичных действий в других частях СССР: из редких населенных пунктов русское население вывозилось финнами в концлагеря, поэтому руководству партизанского движения нельзя было рассчитывать на пополнение или поддержку отрядов местными жителями. Серьезные трудности представляло отсутствие дорог и суровый климат Карелии – морозы и белые ночи, сложный рельеф, местами непроходимая лесная чаща, многочисленные открытые пространства, болота и озера, множество рек. Из-за этого отряды базировались вблизи линии фронта на неоккупированной территории. Для того чтобы выполнить боевую операцию во вражеском тылу, им каждый раз приходилось пересекать линию фронта, пешком преодолевать расстояние до сотни и более километров, неся на себе оружие, боеприпасы и продовольствие на весь период похода, нередко - на 30-40 дней, и общий вес мог достигать 40 кг на человека.

В связи с этим от бойцов партизанского отряда требовались фантастическая выдержка и стойкость, а дисциплина в отрядах была крайне жесткой. Из показаний, данных финнам партизаном отряда «Вперед» (протокол допроса от 5-7 октября 1942 г): «До этого рейда был рейд, который начался в начале июня и длился примерно 1,5 месяца. Всего в ходе того рейда наших погибло 20 человек, из которых пятеро умерли от голода и двоих расстреляли, одного за то, что заснул на посту, другого за то, что воровал хлеб…».

Летом 1942 года по заданию штаба 1-я партизанская бригада под руководством Ивана Григорьева совершила рейд в глубокий тыл противника, который продолжался 57 дней. В результате проведенной операции бригада понесла большие потери, но оттянула на себя силы противника с передовой. Советское Информбюро 1 сентября 1942 года сообщало об этом походе: «Партизаны прошли по лесам и болотам почти 700 км, нанося внезапные удары по коммуникациям противника. Против партизан были брошены пограничные части и шюцкоровские отряды. В боях с белофиннами партизаны истребили до 750 солдат и офицеров, уничтожили большое количество автоматического оружия, радиостанций, снаряжения и боеприпасов». Каждый год поисковики из отряда Сергея Симоняна все еще находят в карельской чаще остатки погибших бойцов бригады Григорьева.

Хотя в боях 1941-1942 годов партизаны понесли значительные потери, а некоторые соединения партизан влились в ряды Красной Армии, партизанские отряды Карелии постоянно пополнялись свежими силами. На Карельский фронт прибыли отряды, организованные в Мурманской, Архангельской и Вологодской областях. В марте 1944 года из Ленинградской области прибыл партизанский отряд «Ленинградец». Всего в течение 1942—1944 годов сражаться в северных лесах приехали 2366 бойцов из разных концов страны. Только за три месяца летних операций 1944 года партизаны разгромили 9 гарнизонов противника, пустили под откос 17 воинских эшелонов, уничтожили 306 вагонов и огромное число вооружения и боеприпасов.

Партизаны глазами противника

Смелые рейды и активность партизан в тылу затрудняла снабжение передовых частей финской армии. Так, 5 июля 1942 года группа партизан во главе с Федором Канторовым организовала засаду на автодороге Куусамо – Ухта. В засаду попали и были уничтожены две легковые машины и грузовик с солдатами. Среди убитых оказались и три женщины: Тойни Яннес – председатель солдатских домов Финляндии, доктор философии; Грета Палоярви – жена командира 3-й пехотной дивизии финнов; Файни Афлект – директор 5-го центра солдатских домов.

Рядовой Хемми Аласаукко-ойя, который июльской ночью 1942 года отправился в краткосрочный отпуск с фронта вместе с другими финскими военнослужащими на попутной машине из небольшого карельского поселка Рукаярви в Лиексу, так описывает свою встречу с партизанами Карелии:

«Мы проехали около 40 километров, как вдруг раздался мощный взрыв, и по машине спереди и справа начали вести огонь из автоматического оружия. Двигаясь по инерции, машина съехала в канаву, и мотор заглох. Я сидел в кузове грузовика с краю, прямо за кабиной, рядом со мной было еще пять человек. Взглянув на парня справа, я увидел дырку у него в голове: было понятно, что он уже умер. Выскочить из кузова не удавалось, так как тент грузовика упал на нас. Огонь из автоматического оружия по машине продолжался, я упал на дно кузова и чувствовал, что пули пролетают совсем близко от меня, рядом раздавались крики раненых.

Через несколько минут огонь прекратился. Я с ужасом ожидал, что сейчас полетят ручные гранаты, но этого не произошло. Я услышал, как люди стали приближаться, их первые слова были на финском, но, увы, затем я услышал и русскую речь. Она была похожа на разговор отъявленных бандитов, нас, финнов, они называли самыми последними бранными словами, употребляя финские и русские ругательства. Я чувствовал, что у оставшихся из нас в живых нет никаких шансов спастись. Командир этих людей командовал: «Быстро! Мы здесь не лагерь собираемся поставить!» Тент сорвали, один из нападающих залез в кузов и начал пинать убитых, проверяя, он сорвал с меня планшет, и крикнул своим «Здесь один еще живой!».

Меня вытолкнули из кузова. Хотя моя одежда была пропитана кровью, я не был ранен и видел, что происходит вокруг. Нападающие были заняты грабежом мертвых, мои карманы тоже вывернули, зеркало, расческа и бумажник с тысячей марок сразу отобрали, сорвали и ремень с ножом. Я видел их командира – высокий, с бородой, в летней финской форме со знаками отличия капитана. На моих глазах с моих товарищей срывали летнюю форму, ее надевали, скидывая свою, еще живых безжалостно добивали, лотту (член женской военизированной организации «Лотта Свярд». - Прим. ред.), которая сидела в кабине грузовика, оттащили в лес. Всего нападающих было около отделения, все они были отлично вооружены …»

А в июле 1943 года финский капрал Лейнонен пишет в своем письме следующее: «Последние две недели мы все время были в тревоге. Узнали, что иваны находятся в движении. Пришлось за ними гоняться. Финская армия ни к черту не годна. Она не способна защищать даже мирное население. Русские хозяйничают на нашей территории, как им заблагорассудится».

Рейды по мирной Финляндии

У карельских партизан никогда не было цели специально уничтожать мирных жителей – граждан Финляндии, однако они встречались с ними, заходя в деревни за продуктами или просто в ходе передвижения. К сожалению, логика войны проста – если оставить кого-то в живых, этот человек передаст информацию военным, и партизанский отряд будет перехвачен и уничтожен. Поэтому жертвами нередко становились и простые финны – жители приграничных регионов Восточной и Северной Финляндии.

Когда 24 сентября 1942 года в отряде «Вперед» закончилось продовольствие, командир принял решение выйти на финский хутор Вииксимо и реквизировать продукты у местных жителей. Заодно было решено уничтожить шюцкоровскую организацию (шведскоязычное название финских отрядов самообороны. - Прим. ред.) в этом поселении и отобрать оружие, которым в пограничной полосе Финляндии были вооружены фактически все взрослые мужчины. На эту операцию был выделен один взвод. На подходе к хутору партизаны задержали старосту поселения. От него узнали, что на хуторе проживает 29 человек, часть жителей вооружена. Оцепив хутор, партизаны собрали всех жителей. Среди собранных 12 мужчин были призывного возраста. Как докладывал командованию после похода командир отряда Константин Петров (данные изменены), финны вели себя дерзко и вызывающе, и он решил тогда всех взрослых мужчин расстрелять, а женщин и детей запереть в хозяйственной постройке. Но во время расстрела женщины вырвались из сарая, и тогда были убиты все 28 жителей хутора. В это время к поселению подъехали легковая и грузовая машины с солдатами, и завязался бой с партизанским охранением. Основная часть партизан забрала продовольствие, скот и скрылась в лесу.

Не стоит забывать, что подобные решения по отношению к мирному населению Финляндии, захваченным в плен или просто раненым финским военнослужащим принимались командирами партизанских отрядов в ответ на отношение оккупантов к русскоязычному населению Карелии, а также действий финских диверсантов на нашей территории (о действиях финских диверсантов на советской территории читайте скоро на «Фонтанке.fi». - Прим. ред.).

Итог 38 месяцев самоотверженной борьбы партизан Карелии был подведен на параде партизан 8 октября 1944 года в освобожденной столице Советской Карелии - городе Петрозаводске.

Для подготовки статьи автором использованы материалы финского издания Kansa Taisteli, а также статьи и публикации российских и финских военных исследователей: Авдеева С. С., Веригина С.Г., Гнетнева К. В., Дащинского С. Н., Иринчеева Б.К., Килина Ю.М., Куприянова Г. Н., Морозова К. А., Veikko Еrkkilä, Veikko Huuska, Reijo Nikkilä, Tyyne Martikainen, Eino Viheriävaara - и многих других.

Василий Давыдов

Комментарии (8):

Да как же такое можно написать? Партизаны растреливали мирное население, ссср на такое пойти не мог. Или мог???

Уважаемый Aleksey, а как вы хотели - сказать спасибо за помощь и расписку им вручить за то, что вы коров, хлеб и картофель забрали в деревне, чтобы накормить своих бойцов? К сожалению, для мирных жителей другой воюющей стороны встреча с партизанами всегда последняя, более того, своего раненного или больного партизаны тоже оставлять живым на вражеской территории не могли.

Бандиты, как они есть.

- бандиты, даже если называются партизанами.

На войне, как на войне...

И в Белоруссии тоже бандиты, Ковпак и другие командиры? Тогда и Денис Давыдов бандит по твоей логике. Ребята в Карелии сражались с оккупантами за Россию и не тебе оценивать их действия.

Да бандиты и ковпак со командой. Не со своих слов говорю, а от деда белорусского, что в лес ушел, так как ковпак его домик его спалил. Корову сожрал, а народ деревенский из под Червеня, 100км от Минска, в лес заставил уйти. В партизаны. Ну и дальше такая же система, кто не с нами, тот полицай. А мы партизаны.Жрать охота, отдай все что у тебя есть.

Во имя добра можно и деревню вырезать - война все спишет. У меня бабушка войну пережила в окупации под Псковом. Партизан местные не любили, пожалуй, больше, чем немцев.

Написать комментарий:

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.