• ru
  • fi
18+
Главная / Статьи и новости / Общество

"Финский взгляд": В ресторан не пригласят и цветы не подарят

Фото: "Фонтанка.fi"
7 марта 2017 / Теги: Культура, Политика

Отмечают ли финны Восьмое марта так же, как россияне, и кто платит на первом свидании? Что советуют финны мэрам-гомофобам? Как сейчас живёт семья Салоненов, оказавшаяся несколько лет назад в центре дипломатического скандала? Узнаем в программе "Финский взгляд" с журналистом Арьей Паананен.

Ольга Маркина: Арья, сегодня, если вы шли или ехали по улице, то видели, наверное, как множество мужчин несут цветы. Сегодня все в ажиотаже, где взять цветы и кому их дарить. А девушки с замиранием сердца ждут, подарит ли цветы «тот самый». У нас недавно появился сервис, который позволяет девушкам взять в аренду на десять минут букет из 101 розы. Кроме того, в подарок прилагается мужчина, лица которого нельзя показывать, но он дает владелице "Инстаграма" возможность показать, что она не одинока. За невысокую цену также даются пакеты Шанель, Диор, ЦУМ — пустые, но в хорошем состоянии. Сегодня мы узнали, что такой сервис есть и в Петербурге. Как вы, наши северные соседи, воспринимаете такую новость?

Арья Паананен: Ну, это смешно просто. Для меня 8 марта — обычный день. У нас в принципе в Финляндии он считался социалистическим праздником, и его не отмечали: вместо него День отца и День матери. Я не жду, что кто-то подарит мне цветы или пригласил в ресторан. Только в последние годы у нас этот праздник стали отмечать. Организации, выступающие за права женщин, стараются как-то поднять его популярность.

Ольга: Удивительно, но у нас в России феминистки наоборот категорически против этого праздника. Вот так по-другому проявляется феминизм у ближайших соседей.

Николай Нелюбин: В 2018 году Вы будете отмечать 8 марта, если Вас пригласят?

Арья: Сейчас я в Питере, поэтому меня, может быть, и пригласят. Если бы я была в Финляндии, для меня это точно был бы обычный день.

Ольга: Правда, что если финский мужчина пригласит финскую женщину в ресторан, они платят поровну?

Арья: Иногда поровну. Если первый раз мужчина пригласил женщину в ресторан, он, может быть, и заплатит. Но во второй раз — точно пополам.

Ольга: Давайте разберемся в разнице между нашим отношением к празднику. У нас термин luxury переполз из гламурных журналов в реальную жизнь и портит психику многих молодых девушек.

Арья: Финские девушки более самостоятельны и независимы. Им не нужно доказывать кому-то, что они получают подарки. У нас культуры подарков особенно нет — любовь показывают другим способом.

Николай: Сразу стало интересно, каким образом показывают любовь в Финляндии. Давайте узнаем, как это показывают на конкретных сюжетах. Я знаю, что коллеги Арьи недавно посещали семью Салонен, про которую в России было написано огромное количество новостей и текстов, и все следили за их драматической историей.

В 2008 году Римма Салонен без согласия отца вывезла сына Антона в Россию. Попытка отца ребенка, Паво, вернуть сына в Финляндию не увенчалась успехом. После этого в дело вмешался сотрудник генерального консульства Финляндии в Петербурге, котрый в багажнике дипломатической машины провез ребенка через границу. МИД РФ обвинил Финляндию в нарушении Венской конвенции о дипломатических отношениях. Власти Финляндии отрицали свою причастность, а президент республики публично осудил поведение финского дипломата. Месяц назад Верховный суд Финляндии отказал Симо Пятиляйнену в праве на обжалование приговора за участие в перевозке через границу ребенка. Его оштрафовали на крупную сумму.

Арья: Да, мои коллеги были у них в гостях. Антону уже 13 лет, и он каждые выходные видится с мамой. У них сейчас более-менее спокойная жизнь, все эти судебные разбирательства уже завершились и никакие посторонние люди не пытаются вмешиваться в их дела.

Николай: Почему так произошло, почему взрослые люди не могли договориться раньше?

Арья: Мне до сих пор до конца непонятно. Но очевидно, что их использовали, когда хотели поднять тему прав ребенка и традиционных ценностей в России. Они были нужны для российской пропаганды.

Николай: Что мы сейчас знаем о самом ребенке? Вся эта история ведь может быть серьезной травмой.

Арья: Ребенок, которому 13 лет, стеснительный и не очень общительный. Но, судя по фотографиям, все в порядке. Говорят, что в школе у него также все хорошо, он увлекается математикой. Когда вся эта история началась, папа выиграл несколько судов в России, только после этого взял ребенка себе. Папа благодарен российскому суду, который встал на его сторону.

Николай: Еще одна громкая история — о легализации гей-браков. Насколько это обсуждается в обществе и в прессе?

Арья: У нас была довольно бурная дискуссия в парламенте. Понятно, что есть в Финляндии те, кто против этого. Например, очень религиозные люди. Сейчас это исключительно гражданский акт, но уже есть некоторые пасторы, которые согласны венчать гей-пары. Теперь ведется спор о том, как церковь должна реагировать на позицию таких пасторов.

Николай: Реакция церкви довольно предсказуема. А как относится к этому общество?

Арья: Большинство моих друзей радуются. Мы думаем, что такие люди должны чувствовать себя полноценными. Мы понимаем, что они не сами придумали быть геями и лесби, они такими родились и должны иметь право жить так, как хотят.

Николай: Глава приграничного Светогорска объявил свой город свободным от геев. У этой истории даже есть продолжение — двух геев не пустили в Светогорск, и это не шутка. Если бы мэр какого-нибудь финского города сделал то, что сделал Сергей Давыдов?

Арья: Трудно представить, чтобы у нас было что-то такое. Я думаю, вы должны помнить, что в российской истории тоже есть важные люди, которые были лесби и геями, и не могли признаваться в этом открыто. У нас в Финляндии в последние 20-30 лет ведется разговор на эту тему, а у вас в России, наоброт, к геям стали относиться жестче.

Николай: С каким финским городом Сергею Давыдову и Светогорску стоит наладить побратимские отношения, чтобы понять, как это устроено у соседей?

Арья: Может быть, ему стоит познакомиться с геями и лесби, чтобы понять, что это нормальные хорошие люди, а не какие-то дикие звери. 

Ольга: Может ли человек нетрадиционной ориентации быть мэром города или президентом страны?

Арья: Когда с Саули Ниинистё за пост президента боролся Пекка Хаависто, который открыто живет с мужем, он был очень серьезным конкурентом. Он очень уважаемый человек и сильный политик.

Николай: А мэру Светогорска мы посоветуем поехать в Финляндию. Завершая эту тему, попросим Сергея Давыдова позвонить на [Фонтанку.Офис], чтобы Арья посоветовала, куда поехать в Финляндию.

Есть еще одна важная новость, которую мы не можем не попросить прокомментировать. Стало известно, что журналисты из России якобы пытались за деньги заставить мигрантов в Стокгольме сымитировать беспорядки. Вы верите в такие новости?

Арья: Я не знаю, правда это или нет. Телевизионщикам нужна картинка.

Николай: Возможно ли такое в Финляндии? 

Арья: У нас тоже есть такие районы, где живет много мигрантов. И там есть люди, которые протестуют против мигрантов, сами имея иностранные корни

Ольга: Насколько я знаю, нелегальные беженцы разбили палатку у музея современного искусства, пока полиция не переместила их ближе к вокзалу. Но то, что среди протестующих против мигрантов есть другие мигранты, для меня было удивительно. В Петербурге существует снобизм по отношению к приезжим. Есть ли в Финляндии такое негативное отношение к приезжим и сколько должно времени пройти, прежде чем приезжие станут коренными?

Арья: Этот вопрос у нас тоже поднимается. В военное время мы должны были принимать этнических финнов из Карелии — они тоже сталкивались с негативным отношением. Хотя сейчас все финны понимают, что мы должны были им помогать.

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Написать комментарий:

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.