• ru
  • fi
18+
Главная / Статьи и новости / Общество

«Финский взгляд»: Земельный вопрос - взаимная фобия?

«Финский взгляд»: Земельный вопрос - взаимная фобия?
10 ноября 2016 / Теги: Погода, Политика, Социальные вопросы

Почему российский МИД обвинил финнов в русофобии? Зачем наши соотечественники покупают бывшие погранпункты? Чьи поезда лучше справляются со снегопадом? Финскую точку зрения на эти вопросы ведущий [Фонтанка.Офис] Фёдор Погорелов выяснил у финского журналиста Арьи Паананен, более 20 лет пишущей о России и из России.

Фёдор Погорелов: Первая повестка у нас – это выступление финского президента Саули Ниинистё. Из его уст прозвучало интригующее словосочетание "риторика ненависти". Скажите, пожалуйста, почему прозвучали эти слова?

Арья Паананен: Я думаю, что он хотел сказать, что нельзя развивать это противостояние, которое сейчас наблюдается в международных отношениях. Финляндии не нравится, что риторика стала таковой, и он (Ниинистё. – Прим. ред.) подчеркнул, что Финляндия больше ориентирована на дипломатический диалог.

Фёдор: В целом насколько, на Ваш взгляд, обострены именно на публицистическом уровне отношения между Финляндией и Россией?

Арья: По-моему, интересно, что когда кто-то критикует Россию, Россия сама говорит, что это русофобия. При этом и в Финляндии некоторые не хотели бы, чтобы Россию критиковали, и считают, что таким образом просто развивается риторика ненависти, хотя речь идёт об элементарных фактах. Иногда непонятно, почему люди просто не могут обсудить факты, а начинают друг друга обвинять.

Фёдор: Российский вопрос расколол финское общество пополам. Очередное достижение, ребята, мы молодцы. О каких конкретно фактах идёт речь?

Арья: Мы наблюдаем интересное явление: если мы пытаемся каким-то образом улучшить нашу безопасность, [в России] сразу говорят, что мы в Финляндии делаем что-то плохое, и это может обострить ситуацию. А когда Россия укрепляет свою безопасность, это считается здоровой реакцией и защитой национальных интересов. Например, недавно шла речь о недвижимости, о том, можно ли будет в будущем продавать россиянам недвижимость в Финляндии. Сама Россия примерно 10 лет назад запретила иностранцам покупать землю около границы, и эта зона длится до сотни километров от финской границы. Мы тогда сами попросили разрешения [на покупку], но Россия его не дала. А теперь, когда мы говорим, что некоторые объекты недвижимости, которые русские у нас купили [вблизи стратегических объектов] могут каким-то образом использоваться против нас, чтобы, например, следить за деятельностью нашей армии. Россия даже просто обсуждение этой темы называет русофобией.

Фёдор: Да, [представитель МИДа РФ] Мария Захарова сказала, что такого рода дискуссия, скажем так, предположение, что русские покупают землю в Финляндии для российских солдат – риторика, близкая к паранойе. Что делать с этим заявлением?

Арья: В России это какая-то мантра. Если кто-то вас критикует, вы всегда объясняете это русофобией. Это якобы какой-то диагноз – у оппонентов что-то не так с психикой, а Россия никогда не совершает ошибок. Проблемы у других – тех, кто страдает русофобией. Неужели у России финнофобия, если мы не можем купить земли в Карелии? Можно и таким образом ответить. Так что в Финляндии [на данный момент] идёт только дискуссия, каким образом можно ограничить покупку земли.

Фёдор: Давайте расставим точки над i. Россияне могут покупать землю в Финляндии. В скольких километрах от границы?

Арья: Там даже продали бывшие, ныне уже не действующие погранпункты, которые совсем рядом с границей…

Фёдор: Счёт идёт на километры?

Арья: Это километры, я думаю. И продали даже землю рядом с какими-то военными объектами.

Фёдор: Кто покупает? Странные люди с усами и в серых костюмах?

Арья: Покупают, например, для того, чтобы открыть какой-то бизнес или отдыхать, но вдруг [выясняется], что эти помещения пустуют.

Фёдор: Деньги кончились?

Арья: Может быть. Опять же, не мы стали первыми подозревать, а вы.

Фёдор: У нас многовековая история подозрений. Это позволяет нам выжить как империи.

Арья: Мы только сейчас начали понимать, почему Россия не готова продать землю финнам. Может быть, причина в том, что Россия поняла, что сама может использовать землю, недвижимость против кого-то?

Фёдор: Как? Есть этот бывший погранпункт. Что там можно сделать? Посадить солдата с биноклем, и он будет смотреть в финскую ночь?

Арья: Нет, есть, например, некоторые аэродромы, рядом с которыми закуплены какие-то помещения. Там появились какие-то ограждения, и никто не знает, что там происходит. В принципе, может быть, там ничего плохого и нет…

Фёдор: Может, там сауна.

Арья: Опять же, мы тоже вправе подозревать, если вы нас подозреваете. Именно поэтому, я думаю, Ниинистё поднял эту тему. У нас в Финляндии смело и откровенно критикуют действия России в Крыму, на Украине и в Алеппо. Но, [по словам президента], мы не должны только критиковать, мы должны найти какие-то общие [точки соприкосновения].

Фёдор: Например бывшие погранпункты.

Арья: Нет, он сказал, что нужно развивать дипломатию.

Фёдор: Важная часть этой дискуссии связана с ситуацией вокруг НАТО. Я слышал, что, как и в случае с русофобией, вопрос НАТО делит финское общество пополам.

Арья: Не знаю, насколько пополам, но есть люди, которые хотели бы, чтобы мы сразу туда вступили, а некоторые даже не хотят обсуждать такую возможность. Ниинистё и об этом упомянул в своей речи.

Фёдор: В каком ключе? Нужно продолжать дискуссию? Нужно вступать?

Арья: Он сказал, что есть крайние группы, которые очень громко говорят об этом, но он не высказал своего мнения. Думаю, он имел в виду, что нужно двигаться, нельзя просто противостоять.

Фёдор: От вопросов государственной важности мы перейдём к вопросам, которые касаются граждан. Мне любопытно, вы какую зиму проводите в Петербурге?

Арья: Я в России с 1990 года.

Фёдор: Мягко скажем, не первую зиму Арья проводит в Петербурге, застала советские зимы в Ленинграде. Мне интересно Ваше мнение как гражданки ещё более снежной страны. Какое у Вас впечатление от того, как убирают улицы? Как убирали в 1990-м году, в 1995-м?

Арья: Я помню, в советское время было очень смешно смотреть на эти машины, которые…[показывает, как загребают снег]

Фёдор: Да, на жучков похожие, которые ползли еле-еле…

Арья: Да, не знаю, как они называются, но мы назвали это «иди-сюда-машина».

Фёдор: Это, наверное, должно быть на гербе Девяткино выгравировано: «Иди сюда».

Арья: Думаю, что у вас и тогда, и сейчас использовалось много соли. Это плохо, потому что это портит обувь, становится мокро.

Фёдор: Давайте сравним. Такой же снегопад в Хельсинки. Идёт снег, допустим, 12 часов. В Финляндии тоже ждут, пока снег просто растает или всё-таки пытаются убирать?

Арья: Убирают. У вас в Питере более 5 млн человек, примерно столько же, как во всей Финляндии, поэтому нам легче в Хельсинки, например. Возможно, у нас более организованно, но всё-таки у нас тоже хаос. Должна сказать, что ваши железные дороги, мне кажется, лучше работают в снегопады, чем финские. Они редко опаздывают, у нас сильные задержки. Например, когда они уже знали, что будет снег, они заранее сократили количество рейсов в Хельсинки, чтобы не так сильно опаздывать. В России, несмотря на холод и снег, поезда идут хорошо.

Фёдор: У нас – «иди-сюда-машина». Сейчас, допустим, другую технику закупили. А кто убирает улицы в Хельсинки?

Арья: У нас есть акционерные общества, которые владеют многоэтажными домами. Они должны убирать участок тротуара, принадлежащий этому дому. Они не ждут, пока придут городские коммунальные службы. Так уборка получается быстрее.

Фёдор: А кто убирает дороги? Тоже эти акционерные общества?

Арья: Уже город.

Фёдор: Насколько почётна профессия дворника? Кто работает дворником? Вообще, есть дворники?

Арья: Их стало меньше, но они всё-таки есть. В основном это финны. Наверное, это не самая почётная профессия, но иногда они получают квартиру дешевле в том доме, где они убирают.

Фёдор: Дворницкая это называется в России.

Арья: Раньше у каждого был свой дворник или хозяин…

Фёдор: Хаус-мастер?

Арья: Да. А теперь один на несколько домов, потому что сейчас всё дороже.

Фёдор: У каждого финна есть лопата в багажнике?

Арья: У меня, например, нет.

Фёдор: Вы с соседями выталкиваете?

Арья: Не было необходимости выталкивать никогда.

Фёдор: Последний, наверное, вопрос. Вы пользуетесь гранитной крошкой. Почему не солью?

Арья: Это портит природу, машину, обувь. Гранитную крошку можно потом собирать, чистить и снова использовать.


© Fontanka.Fi

Комментарии (32):

Это называется "мыши плакали, кололись, но продолжали есть кактус". Если Вы проживаете в Финляндии и имеете там место работы (или ведёте бизнес) - подозреваю, всё же имеете банковский счёт для получения зарплаты. Кроме того, указанные Вами платежи можно ведь заплатить и через российский банк (правда, будет комиссия).

Т. е. переводы без открытия счёта, которые наши отечественные банки делают в два счёта, а некоторые (Сбер в их числе) автоматически финским банкам не по зубам?

Так. А теперь возвращаемся к началу. Вы получили в Финляндии доход. Возникает вопрос: в каком виде Вы его получили? Что-то мне подсказывает, что в безналичном, т. е. на банковский счёт. Т. е. какой-то банковский счёт в Финляндии у Вас есть.

Я и не переживал. Просто из Ваших сообщений у меня первоначально сложилось впечатление о полном закрытии всех Ваших счетов. Вот я и пытался доискаться истины.
А об общей нелюбви финнов к России и её гражданам, и закрытии счетов банком Нордеа в одностороннем порядке я и так знаю.

Сочувствую. У меня другой опыт работы с этим банком, в т. ч. с его карточками в Финляндии.

Написать комментарий:

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.