• ru
  • fi
18+
Главная / Статьи и новости / Авторские колонки

Зимняя война. Начало

Зимняя война. Начало
Фото: http://winterwar.karelia.ru/
28 ноября 2015 / Теги: История

30 ноября 2015 года исполнится ровно 76 лет с момента начала советско-финской войны 1939-1940 гг. Предлагаем вспомнить, как проходил первый этап боевых действий.

«Война длилась всего четыре месяца, но оставила глубокий след в истории как Финляндии, так и СССР. В Финляндии эта война объединила общество, все еще страдающее от раскола гражданской войны. Для СССР и Красной Армии эта война стала ценным опытом, своего рода экзаменом перед войной с гораздо более мощным противником — армией нацистской Германии».

(Баир Иринчеев, "Оболганная победа Сталина. Штурм линии Маннергейма")

В 1939 году Финляндия и Советский Союз вели переговоры по территориальным вопросам, в рамках которых Финляндии предлагалось передать Советскому Союзу некоторые районы на Карельском перешейке, а также сдать в аренду острова в Финском заливе в районе Выборга и город Ханко. В обмен Финляндия получала от СССР в несколько раз большую по размеру территорию в Советской Карелии. Тем не менее Финляндия не пошла на уступки, и 26 ноября 1939 года недалеко от границы, у деревни Майнила, прозвучали артиллерийские залпы. Хотя многие исследователи склоняются к тому, что стрельба была провокацией Советского Союза, автор настоящей статьи все же допускает и то, что провокация могла быть организована и финской стороной. Финны могли надеяться на поддержку международного сообщества и сами спровоцировали начало военных действий.

Советский план боевых действий против Финляндии предусматривал разгром финской армии в приграничном сражении и продвижение вглубь страны вдоль стратегически важных дорог, идущих из СССР в Финляндию. Москва, уверенная в боевой способности своей армии, не имела оснований ожидать того, что финское сопротивление вообще будет, и тем более продлится много дней. Для наступления на Финляндию было выделено четыре армии (7-я, 8-я, 9-я и 14-я армия), которые начали боевые действия против Финляндии на всей протяженности советско-финской границы 30 ноября 1939 года. 7-я армия наступала на Карельском перешейке, 8-я - севернее Ладожского озера, 9-я - в северной и средней Карелии, 14-я - в Петсамо.

Зимняя война. Начало

Первой из соединений 7-й армии финское предполье на Карельском перешейке преодолела 49-я стрелковая дивизия, которая прошла расстояние в 25 км от государственной границы до реки Тайпаленйоки (Бурная) за 3 суток и уже вечером 2 декабря 1939 года вышла к устью реки при впадении в Ладожское озеро. Удивительно, но именно в преддверии Дня независимости Финляндии - 6 декабря - и сразу после него финские солдаты приняли первые удары Красной Армии, которые закончились неудачей для наступающих, что способствовало поднятию морального духа и объединению обороняющихся.

5 декабря части 49-й стрелковой дивизии начали операцию по форсированию реки Тайпаленйоки в районе ее устья, которая проходила на трех участках. На первом участке две роты, высадившись с резиновых лодок, смогли захватить лишь только открытый маленький пятачок на другом берегу и были прижаты к земле огнем финнов. Несколько лучших результатов добились на других участках, но и там положение переправившихся было крайне сложным. А когда на занятом частями Красной Армии берегу Тайпаленйоки, без всякого соблюдения мер маскировки, сосредоточились автомобили с переправочной техникой, финны открыли по ним убийственный артиллерийский огонь. В считаные минуты понтоны вместе с понтонерами были уничтожены, а переправившиеся подразделения стали испытывать еще большие затруднения. Тем не менее небольшой плацдарм в районе деревни Теренттиля на северном берегу был захвачен (там теперь находятся частный аэродром и поселок высокопоставленных лиц - Соловьево, частные дома которого размещены либо прямо, либо в непосредственной близости от остатков финских укреплений, на местах тяжелейших сражений в районе Тайпале). Но все попытки дальнейших наступательных операций с этого плацдарма приводили лишь к потерям и утрате боевой техники.

7 декабря 1939 года части 90-й стрелковой дивизии сделали попытку форсирования реки Вуокса в районе посёлка Кивиниеми (Лосево). Переправа была начата с ходу, без рекогносцировки, в полной темноте и продолжалась в течение ночи. Часть понтонов с личным составом 173-го стрелкового полка была подхвачена на середине реки сильным течением и отнесена к разрушенному железнодорожному мосту. Тогда командование дивизии отправило на помощь пехоте танки-амфибии Т-37, но часть из них ввиду сильного течения в Лосевской протоке были затянуты в нее и перевернулись, похоронив свои экипажи. Часть была вынуждена вернуться обратно, а те, кто добрался до противоположного берега, не могли взобраться на ледяную кромку у берега и были вскоре уничтожены. Высадившиеся бойцы рассыпались на несколько групп и под огнем противника залегли. Почти все высадившиеся, за исключением нескольких, вернувшихся вплавь, погибли или были захвачены в плен.

На фронте 8-й армии события происходили несколько по-иному, чем на Карельском перешейке, так как сначала части двигались почти согласно плану. Но после проникновения вглубь финской территории на 100 - 120 км ситуация изменилась. Наступающие в южной Карелии части 56-й, 139-й, 75-й и 18-й стрелковых дивизий в нескольких местах наконец столкнулись лоб в лоб с обороняющимися. Так, недалеко от посёлка Лоймола финнами была оборудована позиция на речке Коллаанйоки и на господствующих высотах позади нее. Главной из этих высот была «гора» Коллаа. Именно в честь этой горы и одноименной реки получило свое наименование сражение за Лоймолу, которое теперь известно «Как битва при Колле». Здесь, на мосту через реку Коллаанйоки, 7 декабря 1939 года (опять буквально в День независимости Финляндии!) красноармейцы 56-й стрелковой дивизии провели первую попытку лобовой атаки на позиции финнов. Но 5 дней фронтальных атак на финские позиции ни к чему, кроме потерь, не привели. При этом если еще до 16 декабря советские войска в районе Коллаанйоки хоть очень медленно, но продвигались вперед, то, когда 17 декабря к финнам подошло подкрепление, ситуация коренным образом поменялась. Сначала финнам удалось отбросить красноармейцев на восточный берег реки и создать на нем плацдарм, а 20 декабря 1939 года финны уже даже попытались окружить 56-ю дивизию.

Аналогичная лобовая встреча противников состоялась и на 100 километров севернее – в районе посёлка Толвоярви, но именно здесь, под Толвоярви, финны не только остановили продвижение наступающих, но и нанесли им серьезное поражение. К вечеру 7 декабря 1939 года следовавшие в первом эшелоне 364-й и 609-й стрелковые полки 139-й стрелковой дивизии вышли к восточному берегу оз. Ала-Толваярви. 8 декабря 3-й батальон 364-го стрелкового полка переправился по льду через озеро и занял стратегически важную позицию на северной окраине поселка Толвоярви, но был почти сразу выбит из занятых строений финской контратакой. Главный бой там произошел чуть позднее - 12 декабря. Первая атака трех финских батальонов не принесла успеха, но позднее финны получили артиллерийскую поддержку и смогли выйти на восточный берег озера. Хотя у финнов на этом берегу было мало сил, неопытные солдаты 609-го стрелкового полка начали отступать к находящемуся там отелю и далее от него на восток. Бой у отеля, где находился командный штаб полка, продолжался еще довольно длительное время, но в итоге отель был взят, а командир 609-го полка, организовавший его оборону, погиб.

Южнее, ближе к Сортавале, у Ладожского озера была окружена наступавшая на Сортавалу 168-я стрелковая дивизия, которая находилась в окружении до конца войны. Там же, в Западном Леметти, чуть позднее, в конце декабря - начале января 1940 года, попали в окружение 18-я стрелковая дивизия генерала Кондрашова и 34-я танковая бригада Кондратьева (здесь и в упомянутом ниже Суомуссалми с финнами дрались и замерзали в карельской тайге и украинцы, и белорусы).

Широкую известность в Финляндии и за ее пределами получило и сражение при Суомуссалми. Финский поселок Суомуссалми был занят 7 декабря 1939 года силами советской 163-й стрелковой дивизии 9-й армии, перед которой была поставлена ответственная задача нанести удар по Оулу, чтобы разрезать Финляндию пополам. Однако вслед за тем дивизия была окружена меньшими по численности силами финнов и отрезана от снабжения. На помощь советское командование выдвинуло 44-ю стрелковую дивизию, которая была блокирована финнами на дороге от приграничного посёлка Раате в Суомуссалми. Не дождавшись ее подхода, 163-я дивизия в конце декабря под постоянными атаками финнов, оказалась вынужденной прорываться из окружения, при этом потеряв треть личного состава и большую часть техники и вооружения. После этого финны перебросили высвободившиеся силы для окружения и ликвидации 44-й дивизии, которая к 8 января была полностью уничтожена на той самой дороге в Раате. Почти вся дивизия погибла или попала в плен, и лишь небольшая часть военнослужащих сумела выйти из окружения, бросив всю технику и обоз. Командование обеих дивизий было отдано под трибунал. Командир и комиссар 163-й дивизии были отстранены от командования, один полковой командир расстрелян. Перед строем было расстреляно все командование 44-й дивизии.

Как ни странно, на самом негостеприимном театре военных действий - в Заполярье - Красная Армия именно в первые месяцы войны добилась наибольших успехов. Первой задачей 14-й армии было вытеснить противника из западной части полуострова Рыбачий, а затем занять Петсамо в ходе наступления по берегу. Выделенная для этого 104-я горно-стрелковая дивизия справилась с поставленной задачей уже к вечеру 2 декабря, понеся при этом минимальные потери. После захвата Петсамо 104-я дивизия вела бои за аэродром и населенный пункт Луостари, чтобы обеспечить надежную оборону Петсамо с юга.

Таким образом, к концу 1939 года советскому командованию стало ясно, что план молниеносного наступления на Финляндию полностью провалился. К удивлению Москвы, противник отчаянно и стойко сопротивлялся, тактике продвижения советских частей вдоль стратегически важных дорог он успешно противодействовал путем обходов и рассечения наступающих войск. За исключением разведгрупп и сопровождающих наступавших пограничников (подразделения войск НКВД), которые передвигались на лыжах и были вооружены автоматическим оружием, удобным для использования в лесистой местности, командиры просто боялись уходить с немногочисленных дорог в снег и пугающую безмолвием карельскую тайгу. Методика захвата оборонительных рубежей тоже никуда не годилась, кроме того, налицо были серьезные пробелы в организации управления войсками. Недостаточной являлась и подготовка командного состава. Отсутствовали навыки, необходимые для ведения войны в условиях зимы и морозов. Все это усугубилось еще и скверным снабжением: не было ни маскхалатов, ни полушубков, ни валенок, ни теплых перчаток.

О том, как развивалась ситуация позднее и какие решения были приняты Военным советом Красной Армии, читайте в следующих материалах.

Василий Давыдов

Комментарии (8):

В Финляндии часто показывают записи воспоминаний финнских ветеранов. И некоторые из них вспоминали, что когда красноармейцы отступали, то растреливали своих раненых, и говорили, что ведь они бы им оказали мед.помощь, зачем они так делали и еще то, что красмоармейцы голодали и даже говорили о ганнибализме.......
А как-то слышала, что наш ветеран, участник Финской, сказал, что такого ужаса он даже в ВОВ не испытывал.

На первом этапе войны выявившаяся тотальная неподготовленность Красной Армии к боевым действиям в условиях финской зимы и, в контраст, высокое качество подготовки и отчаянное сопростивление финских войск вылились в сильнейший шок для всех советстких - и солдат, и командования... это и в наших военно-исторических источниках открыто указывается.

Так и 22 июня 1941 г., когда Германия напала на СССР, воиска оказались неподготовленными, пример - Брестская крепость, хотя теперь исследовали пишут, что крепость была достаточно вооружена.... Но по вопоминаниям участника из Брестской кр. (в детстве, отец мальчишки из нашего двора ) говорил, что у них была одна винтовка времен 1 Мировой на несколько человек.

На первом этапе Финской войны существенную роль оказали сильные морозы, к которым КА оказалась не готова... у нас тогда получилась ситуация, в чем то схожая с той, в которой оказались нацисты под Москвой в ноябре 1941 г.

Ну и плюс еще попытки взять в штыковую вал Маннергейма, когда людей в открытую гнали под фронтальный огонь. В общем там, пока несколько начальственных голов не слетели и не поменяли стратегию, действительно ад для солдат был.

Касательно "... когда красноармейцы отступали, то растреливали своих раненых..", - раненных расстреливали финские передовые части, причём вместе с мед персоналом.Это исторический доказанный факт. Лично принимал участие в эксгумации 17 расстрелянных красноармейцев и двух женщин-военврачей в районе Леметти - южного.
У каждого либо дырка в затылке (рядом гильза с VPT на донце), либо голова разможжена прикладом.
И такие случаи отнюдь не единичны.
Как правило, все убитые красноармейцы оббирались финнами вплоть до отрезания пуговиц на обмундировании. Хозяйственные, ничего не скажешь. На хуторе всё пригодится...

".. красноармейцы голодали и даже говорили о каннибализме...", скорее всего тут речь идёт о случаях, когда этих красноармейцев морили голодом в финских концлагерях.

в 1917г. маршал Монергейм предал Николая !.
Этот же маршал, просрал Северную войну в 1939г.
В 1941г, с Гитлером попёрся на СССР....

Dmitriy не уважаемый в Леметти финны не расстреливали,а просто бросали в землянки гранаты. А расстрелы своих раненых практиковалось в войсках РККА.
Лично принимал участие в эксгумации 17 расстрелянных красноармейцев и двух женщин-военврачей в районе Леметти - южного.
не ври
все убитые красноармейцы оббирались финнами вплоть до отрезания пуговиц на обмундировании.
опять ложь
что могли взять у воина РККА ??? карандаш?вшей?обмотки?будённовки?летние шинели?
оружие забирали,там его много красные бросили под Лиметти что 1939-1940 году что в 1944 там рядом разбили дивизию Бондарева.

Viachtslav, что ты знаешь о войне и тем боли о Маршале Маннергейме,ты даже с ошибками написал.

ГЕНЕРАЛУ МАННЕРГЕЙМУ

Спасибо, бравый генерал,
Что не пошли вы за Урал
С Адольфом прямо через Рейн
В том роковом и сорок первом
Когда Адольфик бил по нервам
Спасибо, маршал Маннергейм

Остановились у реки
Которую не нарекали
Иначе, чем рекой Сестрою
А брат был Питер в тридцати
Километрах того пути
Вы и стояли бравым строем

Спасибо, господин и сэр
Как бывший царский офицер
Вы поступили беспроблемно
Вы просто выполнили долг
И все стоят, как верный полк
Вам верный, доты Маннергейма

Написать комментарий:

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.