• ru
  • fi
18+
Главная / Статьи и новости / Общество

На Свири в октябре 1941-го

На Свири в октябре 1941-го
Фото: SA-kuva
20 октября 2015 / Теги: История

Если ехать по скоростной трассе «Кола» на Мурманск, то в нескольких километрах до поворота на объездную дорогу вокруг Лодейного Поля справа можно заметить поворот на станцию Заостровье. Именно на этом месте осенью 1941 года решалась судьба окруженного немцами и их финскими союзниками Ленинграда.

Эта статья посвящена бойцам и командирам 314-й стрелковой дивизии, участникам Ново-Сегежского десанта 1941 года на северный берег р. Свири, а также моему деду – лейтенанту Набатову Леониду Павловичу и бойцам его роты, которые вместе с ним 14 февраля 1940 года, прикрывая отход своих подразделений, навсегда остались на высоте 38,2 метра в районе посёлка Кархула (ныне Дятлово) на Карельском перешейке.

В тот страшный для города момент, в начале октября 1941 года, когда гитлеровцы, стремясь окончательно покончить с Ленинградом, уже фактически находятся на окраинах города, в Пушкине, Красном Селе и Петергофе, немецкое командование сосредоточивает южнее станции Кириши 39-й механизированный корпус: две танковые дивизии (450 танков), две моторизованные дивизии и нескольких отдельных частей. На рассвете 16 октября 1941 года немцы, используя численное превосходство, начинают наступление на Тихвин. 8 ноября 1941 года, с взятием Тихвина, перерезана железная дорога, по которой Ленинград еще снабжался продовольствием, оружием и боеприпасами. Одновременно фашисты предпринимают попытку соединиться с их союзниками – финнами, находившимися к этому моменту в районе города Лодейное Поле на северном берегу реки Свири, в 80 - 90 км.

На Свири в октябре 1941-го Фото: Кирилл Григошин

Параллельно с начавшимся 16 октября наступлением на Тихвин объединенная финско-немецкая группировка на Свири осуществляет подготовку к форсированию реки. С географической точки зрения наиболее удобным местом для форсирования был район деревни Новые Сегежи, расположенной как раз напротив станции Заостровье, недалеко от впадения реки Свирь в Ладожское озеро. Удачная переправа и захват плацдарма на южном берегу позволили бы объединенной финско-немецкой группировке молниеносно перерезать современную трассу «Кола» и железную дорогу, а также охватить кольцом и начать штурм Лодейного Поля с запада, а главное - соединиться с группировкой, рвущейся к Тихвину. Немецкое командование понимало, что при удачной реализации этой операции Ленинград будет охвачен вторым кольцом блокады и уже полностью отрезан от большой земли. Но 20 октября – по приказу от 18-го числа – в связи с запаздыванием подхода резервов полномасштабное форсирование реки Свири было отложено еще на несколько дней.

Главнокомандующий финской армией маршал Маннергейм хорошо понимал важность форсирования Свири для развития наступления на южном направлении и соединения с немцами, атакующими Тихвин с юга. Это отвечало давно задуманной цели создания Великой Финляндии. Поэтому в сентябре 1941 года он приезжает в Александро-Свирский монастырь, а чуть позднее и на берег реки Свири в районе Лодейного Поля. До начала решающего наступления главнокомандующий финскими войсками хочет лично убедиться в возможности реализации этой стратегической задачи, которая позволила бы завершить решающую фазу войны-продолжения в Карелии, провести парад в оккупированном Ленинграде и наконец завершить формирование южных границ Финляндии.

На Свири в октябре 1941-го Фото: Военный архив минобороны Финляндии SA-kuvaДо создания Великой Финляндии совсем чуть-чуть, теперь главная задача форсировать Свирь. На точке управления орудийным огнем. Маршал Маннергейм осматривает в стереотрубу Лодейное Поле. Свирь. Лодейное Поле 10.09.1941.

Журнал боевых действий (ЖБД) 2-го батальона 23-го пехотного полка (11-я дивизия 6-й финской армии)

17.10.1941. Хорошие надежды на то, что не надо будет больше отправляться на передовую. С нетерпением ждем падения Ленинграда.

Однако ситуация - и в Карелии, и у Лодейного Поля - развернулась по-иному, совсем не удобному для финнов сценарию. Имея меньшую численность и недостаток вооружения, советские части отступают почти по всей Карелии, отчаянно сопротивляясь. После тяжелых боев финнам удается наконец взять Петрозаводск, Олонец, другие крупные карельские поселки. Несмотря на призывы финнов отойти и сдаться, советские бойцы 71-й карело-финской стрелковой дивизии насмерть стоят в районе посёлка Вяртсиля. У посёлка Толвоярви они наносят тяжелые потери 163-й (Потсдамской) дивизии Вермахта, той самой, которая должна принять участие в форсировании Свири у Новой Сегежи.

Наконец, как раз к началу октября в помощь отступающим на Карельском фронте советским войскам на берег Свири прибывает пополнение. Чтобы остановить финнов, рвущихся на юг, советское командование бросает в бой в районе Лодейного Поля 314-ю стрелковую дивизию. Восточнее Лодейного Поля бойцам 314-й удается остановить врага лишь на реке Яндебе, левом притоке Свири, после кровопролитных боев.

В самом Лодейном Поле финские войска уже пытались захватить понтонный мост через реку Свирь. Бойцы 1076-го стрелкового полка 314-й стрелковой дивизии рубили канаты понтонного моста прямо на глазах у противника и под их огнем. А когда первый батальон 1074-го стрелкового полка вышел на берег в районе Заостровья, то и здесь финский авангард пытался организовать переправу.

Потерпев неудачу в намерении сходу форсировать Свирь, враг планирует эту операцию более тщательно, осуществляя перегруппировку финских и немецких войск и подтягивая тылы и резерв. Движения противника не остались не замеченными, и 19 октября командование 314-й стрелковой дивизии приказывает: «…провести в ночь на 21 октября усиленный поиск на правом берегу р. Свири в районе села Новая Сегежа с задачей вскрыть группировку и силы противника» (приказ № 026 от 19 октября 1941 года).

Около 3:00 часов ночи 21 октября 1941 года, после артиллерийской подготовки, на северный берег реки Свири высадилась 1-я рота 1074-го полка.

Из воспоминаний помощника командира взвода 204-й отдельной мотострелковой разведочной роты, 314-й стрелковой дивизии Семидоцких Василия Семеновича: «Операция была неожиданной, и это вызвало вначале паническое бегство противника (в окопах были брошены шинели, сапоги, горячая пища)».

К исходу дня на северном берегу Свири советскими бойцами был создан плацдарм глубиной 3,5 км, тянувшийся на несколько километров. В ночь с 21 на 22 октября туда переправили дополнительно 1-й и 3-й батальоны 1078-го стрелкового полка.

Расширяя плацдарм, наши бойцы захватывают деревни Горка, Ковкеницы, Старую и Новую Сегежи и перерезают дорогу, идущую по северному берегу. Неожиданной атакой срываются планы по перегруппировке, но главное - план финнов по форсированию Свири и охвату Лодейного Поля с запада. Развивая наступление, десантники дают время и возможность закрепить и должным образом организовать оборону на левом (южном) берегу реки, подтянуть тылы и тяжелое вооружение, наладить связь и управление.

Положение советского десанта, высаженного на северный берег, было сложным: финские войска навалились на советский десант всеми силами, подошедшими сюда для начала наступления. Осуществлять полноценную поддержку с южного берега и транспортировку раненых было практически невозможно.

Оправившись от неожиданности, финны бросают на советскую группировку хорошо вооруженные и отдохнувшие части 23-го пехотного полка: 3 стрелковых батальона, артиллерийскую и минометную роты, 10-ю легкую бригаду и роту спецназа - егерей. Общая численность финнов составляла примерно 1500 – 1600 человек. Но советский десант, не имея подкрепления, подготовленных позиций, тяжелого вооружения и подвоза боеприпасов, яростно сражается за каждый метр захваченного плацдарма. Особенно жестокое сражение шло на последнем рубеже, на нынешней территории Нижне-Свирского государственного природного заказника. Как будто сама природа создала удобное здесь для обороняющихся советских солдат укрытие – гряду, которая идет вдоль берега Свири.

Как видно из имеющихся документов о боевых потерях советских частей, к 24 октября ситуация осложнилась. 25 октября 1941 года советские части на северном берегу получили приказ об отходе, но сделать это удалось не всем. Остатки десанта, прикрывая товарищей, были отрезаны финнами и вели бой уже в полном окружении. Часть из них была убита, часть оказалась в плену и позднее - финских концлагерях, часть сумела добраться до своих, переправившись через ледяную Свирь на чем попало.

На Свири в октябре 1941-го Фото: Василий ДавыдовПамятник советским десантникам у дороги на краю поля у дер. Ковкеницы, 9 октября 2015 года.

Необходимо отметить, что за проведение десятки советских бойцов и командиров были представлены к правительственным наградам.

Но в наше время о десантниках забыли и вспомнили уже много позднее, в основном благодаря усилиям Юрия Ивановича Голубя, который занимался поиском погибшего 23 октября 1941 года у села Новая Сегежа деда - Сергея Ильича Голубя. Он выяснил, что вместе с его дедом у этого села погиб и похоронен еще 61 боец 1074-го стрелкового полка. Благодаря Юрию Голубю по соседству с окопами, на краю поля, установлен обелиск с 84 фамилиями погибших воинов 314-й стрелковой дивизии. «Из 116 человек, указанных в боевых донесениях 314-й стрелковой дивизии как погибшие и похороненные под селом Новая Сегежа, мне удалось найти имена и фамилии только 84 человек. Поиск имен и фамилий остальных 32 человек продолжается. А ведь были еще пропавшие без вести. Были, хотя это не указано в боевых донесениях. Некоторые из них попали в плен, погибли или умерли в нем, а некоторые – так и лежат где-то там, под Новой Сегежей – безвестные», - уточняет Юрий Иванович.

Сколько точно было наших бойцов, сказать сейчас трудно (хотя финны в своем отчете о сражении в районе Новой Сегежи заявляют о 600 убитых ими «русся»). Совершенно точно лишь одно: наших было намного меньше, чем действующих с финским спецназом, при хорошо организованной поддержке минометов и артиллерии, отдохнувших, хорошо вооруженных и подготовленных солдат 23-го пехотного полка.

Из воспоминаний жителей деревни Старая Сегежа («Лодейное Поле» №29 (12565) 27 июля - 2 августа 2011 г).

"Сентябрь 1941. Бегство в лес. Убежали всей деревней к речке Сегежке, устроились в какой-то ложбинке. Чуть позже переселились из ложбинки в хлев, под крышу, там сено было, нары устроили. Ели грибы и ягоды. Мясо тоже было – скотина вся выпущенная по лесу ходила. Но на такой еде человек долго не может продержаться… А в брошенных домах оставалась мука, зерно.

Мать первая пошла в деревню. Пришла, а там военные, не все русские, но наши. Они обрадовались: «Бабушка, вы нам картошки наварите». Только стала она еду готовить – прибегает дозорный с биноклем – немцы рядом! Все бегом в лес по полю, прямо под пулеметными очередями. От одной канавки до другой – перебежками. Рядом с матерью один солдатик упал, потом другой, много наших убили".

Ценой своих жизней бойцы и командиры 1074-го и 1078-го стрелковых полков не только дали возможность подготовиться к обороне основным частям 314-й дивизии, но и разрушили планы финнов, связанные с наступлением и форсированием Свири в районе посёлка Заостровье, сделав все возможное для спасения нашего города. Благодаря их усилиям тогда, в 1941 году, уже позднее, в 1944-м, в ходе летнего наступления, финны были отброшены обратно, а после согласились на заключение мира с Советским Союзом. Примечательно и то, что 314-я стрелковая дивизия приняла участие в Выборгской наступательной операции (с 10 по 20 июня 1944 года) при поддержке 51-го отдельного танкового полка по берегу Финского залива. Дивизия приняла и непосредственное участие в штурме города Выборга, за что все стрелковые полки 314-й стрелковой дивизии получили почетные наименования Выборгских.

К сожалению, за исключением очень коротких воспоминаний участников, советских военных документов, достоверно свидетельствующих, как дрались наши деды на правом берегу Свири в октябре 1941-го, пока обнаружить пока не удалось. Возможно, их и не было – в этой ситуации офицерам и политработникам было не до подготовки отчетов, но из боевых отчетов и полевых дневников, которые сохранились в финском военном архиве, можно понять то, что финнам на берегу Свири в октябре 1941-го пришлось заплатить дорогую цену за то, чтобы вернуть позиции, захваченные бойцами 1074-го и 1078-го стрелковых полков 314-й стрелковой дивизии в октябре 1941 года.

Выписки из финских ЖБД о событиях на Свири в октябре 1941-го

Для подготовки статьи использованы материалы, сведения и документы, любезно предоставленные Администрацией Нижне-Свирского государственного природного заповедника. Указанные материалы получены сотрудниками Заповедника в ходе поисковой работы по установлению судьбы пропавших без вести солдат и офицеров 314-й стрелковой дивизии и взаимодействия в ходе этой работы с финскими военными историками.

Василий Давыдов

Комментарии (6):

К этому материалу еще нет комментариев

Написать комментарий:

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.