• ru
  • fi
18+
Главная / Статьи и новости

Профессор Мустайоки: для многих русских "модернизация" – это пустое слово

Профессор Мустайоки: для многих русских "модернизация" – это пустое слово
Фото: стоп-кадр из передачи c Yle TV
25 сентября 2013

Книга профессора Арто Мустайоки (Arto Mustajoki) "Легкое прикосновение к русскому языку" (“Kevyt kosketus venäjän kieleen”) получила премию Министерства образования и науки, а в прошлом году была номинирована на престижную награду в области научно-популярной литературы "Tieto-Finlandia". Книга интересна тем, что автор пытается описать сложный для иностранца русский язык с юмором, объясняя финнам, что есть общего в наших языках. А различия, по его мнению, должны вызывать только положительные эмоции и интерес.

Книга профессора Арто Мустайоки (Arto Mustajoki) "Легкое прикосновение к русскому языку" (“Kevyt kosketus venäjän kieleen”) получила премию Министерства образования и науки, а в прошлом году была номинирована на престижную награду в области научно-популярной литературы "Tieto-Finlandia". Книга интересна тем, что автор пытается описать сложный для иностранца русский язык с юмором, объясняя финнам, что есть общего в наших языках. А различия, по его мнению, должны вызывать только положительные эмоции и интерес.

Профессор Мустайоки рассказал о том, как мало мы, русские и финны, друг о друге знаем, но интерес к русскому языку, по его мнению, в Финляндии будет расти.

– Как Вы думаете, интерес к изучению русского больше связан с экономической необходимостью или все-таки с изменением отношения к русским людям?

– Тут многие факторы работают вместе. Я бы сказал, что отношение к России и к русским постепенно нормализуется. И когда отношение нормальное, то выигрывает разум, а не чувства. И если выигрывает разум, то приходит понимание, что у нас тут рядом большой сосед, большой рынок, и это глупо не знать. Недавно у нас была встреча с послом Испании, и мы говорили о языковой ситуации в Финляндии. И она спросила, сколько человек в Финляндии знает русский. Я ответил, что два процента. Она сказала: «Не может быть, это же глупо. Когда я говорю с американцами, то они думают, что каждый второй финн знает русский». Так что когда негативные чувства отходят на задний план, тогда уже начинается нормальное мышление, и люди понимают, что это ценно. Я вообще различаю четыре категории финнов, что касается отношения к русскому языку: энтузиасты, реалисты-прагматики, равнодушные и те, кто по-настоящему ненавидит. И сейчас число реалистов растет. Я это чувствую.

– Если взять теорию национального брендинга (national branding – область знаний и практической деятельности, цель которой – измерять, выстраивать и управлять репутацией стран. – Прим. "Фонтанки.fi"), что больше влияет: СМИ или все-таки личные контакты? Ведь медийная сторона довольно часто бывает негативной, наверное, потому что скандалы более интересны.

– И то, и другое влияет. Если у человека нет личных контактов, то он склонен доверять СМИ. Если человек ничего не знает о каком-то деле, он легкая жертва для средств массовой информации. Но если человек знает русских, у него есть контакты, то тогда то, что пишут, – это второстепенно. Если у человека есть готовые стереотипы, которые поддерживаются прессой, то это очень легкий тип мышления, ведь не приходится менять свои взгляды. Но даже то, что много негативного пишут, говорит о значимости России для нас.

– Наверное, нет людей, с которыми бы ассоциировалась Россия, если не брать политиков? С кем у Вас ассоциируется Россия?

– Трудно сказать. Я думаю, что это писатели: Достоевский, Толстой, Чехов. Их, действительно, знают у нас и любят. Пушкина меньше знают. Спортсменов знают. Что касается поп-артистов, то мало знают.

– Не очень хорошие, значит, артисты.

– Дело не в том, хороший или плохой. Мадонну, например, все знают, но из этого автоматически не следует, что она лучший артист мира. Просто есть ориентация на Запад. Но у нас есть активная организация, которая называется «тусовка». Она активно распространяет русскую поп-музыку в Финляндии. "ДДТ" у нас были и снова приедут. Финны тоже были на концерте.

– Расскажите, пожалуйста, подробнее про недавно открывшийся Центр изучения России.

– Его  тематика – российская модернизация, более точно: choices of russian modernisation (варианты российской модернизации. – Прим. "Фонтанки.fi"), где я отвечаю за кластер, который называется «Культурные и философские интерпретации русской модернизации». Нас интересует, в частности, то, что русские думают о модернизации, как они интерпретируют ее. Для многих «модернизация» – это тoлько пустые слова, власти об этом много говорят, но ничего такого не будет.

– Если Вы знаете такое русское слово «забалтывать»…

– Ну да, да. Но это общее отношение к власти в России: это какие-то их трюки, и нас это не касается. Достаточно пессимистическое отношение.

– В России о Финляндии, думаете, больше знают?

– Когда из России смотришь, это совсем другой взгляд. Я всегда у шоферов такси спрашиваю. Это очень интересные люди, потому что они любят разговаривать, и у них есть особое мнение обо всем. И еще я обращаю внимание на язык. Недавно был в Петербурге, и мы c водителем говорили о хоккее, и водитель сказал, что «у нас хорошие финские «тренера». Я знаю, что в жаргоне так можно говорить «тренера», но своими ушами еще не слышал. И он стал хвалить не только хоккеистов, но и то, что финны уважают природу. Очень положительное было отношение. Петербург – это особая часть России. Я, например, был в Саратове, и там сам шофер спросил: «Что Вы можете рассказать о Финляндии?». Я говорю: «Ну, это "Нокиа", финская фирма», а он: «Не может быть!» Это понятно, чем дальше в лес, тем… меньше знают.

Евгений Богданов

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Написать комментарий:

Вы можете оставить комментарий, авторизировавшись.